joe_alex (joe_alex) wrote,
joe_alex
joe_alex

Вся наша жизнь - игра.

Сегодня одно обсуждение игромании напомнило мне потрясающее описание у Стефана Цвейга рук игроков. Ниже приведу этот отрывок из его романа "24 часа из жизни женщины". Сама я не игрок, никогда не играла, никогда не хотела попробовать. На фотографии у меня за спиной - Казино Монте-Карло. На каждом корабле были казино и залы с игровыми автоматами. Но, несмотря на равнодушие к игре, я бы с удовольствием посетила и Монте-Карло, и Лас Вегас. Мне интересны интерьеры, атмосфера, лица, а главное - посмотреть на руки, как в описании ниже. 




Не знаю, случалось ли вам смотреть только на зеленый стол, в середине
которого, как пьяный, мечется шарик рулетки, и на квадратики полей, которые
словно густыми всходами покрываются бумажками, золотыми и серебряными
монетами, и видеть, как крупье одним взмахом своей лопатки сгребает весь
урожай или часть его пододвигает счастливому игроку. Под таким углом зрения
единственно живое за зеленым столом - это руки, множество рук, светлых,
подвижных, настороженных рук, словно из нор выглядывающих из рукавов; каждая
- точно хищник, готовый к прыжку, каждая иной формы и окраски: одни - голые,
другие - взнузданные кольцами и позвякивающие цепочками, некоторые косматые,
как дикие звери, иные влажные и вертлявые, как угри, но все напряженные и
трепещущие от чудовищного нетерпения Мне всякий раз невольно приходило в
голову сравнение с ипподромом, где у старта с трудом сдерживают
разгоряченных лошадей, чтобы они не ринулись раньше срока; они так же
дрожат, рвутся вперед, становятся на дыбы.
Все можно узнать по этим рукам, по тому, как они ждут, как они хватают,
медлят: корыстолюбца - по скрюченным пальцам, расточителя - по небрежному
жесту, расчетливого - по спокойным движениям кисти, отчаявшегося - по
дрожащим пальцам; сотни характеров молниеносно выдают себя манерой, с какой
берут в руки деньги: комкают их, нервно теребят или в изнеможении, устало
разжав пальцы, оставляют на столе, пропуская игру. Человек выдает себя в
игре - это прописная истина, я знаю. Но еще больше выдает его собственная
рука. Потому что все или почти все игроки умеют управлять своим лицом, - над
белым воротничком виднеется только холодная маска impassibilite (11), они
разглаживают складки у рта, стискивают зубы, глаза их скрывают тревогу; они
укрощают дергающиеся мускулы лица и придают ему притворное выражение
равнодушия. Но именно потому, что они изо всех сил стараются управлять своим
лицом, которое прежде всего бросается в глаза, они забывают о руках,
забывают о том, что есть люди, которые, наблюдая за их руками, угадывают по
ним все то, что хотят скрыть наигранная улыбка и напускное спокойствие. А
между тем руки бесстыдно выдают самое сокровенное, ибо неизбежно наступает
момент, когда с трудом усмиренные, словно дремлющие пальцы теряют власть над
собой: в тот краткий миг, когда шарик рулетки падает в ячейку и крупье
выкрикивает номер, каждая из сотни или даже сотен рук невольно делает свое
особое, одной ей присущее инстинктивное движение. И если научиться наблюдать
это зрелище, как довелось мне благодаря пристрастию моего мужа, то такое
многообразное проявление самых различных темпераментов захватывает сильнее,
чем театр или музыка, я даже не могу вам описать, какие разные бывают руки у
игроков: дикие звери с волосатыми скрюченными пальцами, по-паучьи
загребающими золото, и нервные, дрожащие, с бледными ногтями, едва
осмеливающиеся дотронуться до денег, благородные и низкие, грубые и робкие,
хитрые и вместе с тем нерешительные - но каждая в своем роде, каждая пара
живет своей жизнью, кроме четырех-пяти пар рук, принадлежащих крупье. Эти -
настоящие автоматы, они действуют как стальные щелкающие затворы счетчика,
они одни безучастны и деловиты; но даже эти трезвые руки производят
удивительное впечатление именно по контрасту с их алчными и азартными
собратьями; я бы сказала, что они, как полицейские, затянутые в мундир,
стоят среди шумной, возбужденной толпы.
Особенное удовольствие доставляло мне узнавать привычки и повадки этих
рук; через два-три дня у меня уже оказывались среди них знакомые, и я делила
их, как людей, на симпатичных и неприятных, некоторые были мне так противны
своей суетливостью и жадностью, что я отводила взгляд, как от чего-то
непристойного. Всякая новая рука на столе означала для меня новое интересное
переживание; иной раз, наблюдая за предательскими пальцами, я даже забывала
взглянуть на лицо, которое холодной светской маской маячило над крахмальной
грудью смокинга или сверкающим бриллиантами бюстом.
В тот вечер я вошла в зал, миновала два переполненных стола, подошла к
третьему и, вынимая из портмоне золотые, вдруг услышала среди гулкой,
страшно напряженной тишины, какая наступает всякий раз, когда шарик, сам уже
смертельно усталый, мечется между двумя цифрами, - услышала какой-то
странный треск и хруст, как от ломающихся суставов. Невольно я подняла глаза
и прямо напротив увидела - мне даже страшно стало - две руки, каких мне еще
никогда не приходилось видеть: они вцепились друг в друга, точно разъяренные
звери, и в неистовой схватке тискали и сжимали друг друга, так что пальцы
издавала сухой треск, как при раскалывании Ореха. Это были руки редкой,
изысканной красоты, и вместе с тем мускулистые, необычайно длинные,
необычайно узкие, очень белые - с бледными кончиками ногтей и изящными,
отливающими перламутром лунками. Я смотрела на эти руки весь вечер, они
поражали меня своей неповторимостью; но в то же время меня пугала их
взволнованность, их безумно страстное выражение, это судорожное сцепление и
единоборство. Я сразу почувствовала, что человек, преисполненный страсти,
загнал эту страсть в кончики пальцев, чтобы самому не быть взорванным ею. И
вот, в ту секунду, когда шарик с сухим коротким стуком упал в ячейку и
крупье выкрикнул номер, руки внезапно распались, как два зверя, сраженные
одной пулей. Они упали, как мертвые, а не просто утомленные, поникли с таким
выражением безнадежности, отчаяния, разочарования, что я не могу передать
это словами. Ибо никогда, ни до, ни после, я не видела таких говорящих рук,
где каждый мускул кричал и страсть почти явственно выступала из всех пор.
Мгновение они лежали на зеленом сукне вяло и неподвижно, как медузы,
выброшенные волной на взморье. Затем одна, правая, стала медленно оживать,
начиная с кончиков пальцев: она задрожала, отпрянула назад, несколько секунд
металась по столу, потом, нервно схватив жетон, покатала его между большим и
указательным пальцами, как колесико. Внезапно она изогнулась, как пантера, и
бросила, словно выплюнула, стофранковый жетон на середину черного поля. И
тотчас же, как по сигналу, встрепенулась и скованная сном левая рука - она
приподнялась, подкралась, подползла к дрожащей, как бы усталой от броска
сестре, и обе лежали теперь рядом, вздрагивая и слегка постукивая запястьями
по столу, как зубы стучат в ознобе, нет, никогда в жизни не видела я рук,
которые с таким потрясающим красноречием выражали бы лихорадочное
возбуждение. Все в этом нарядном зале - глухой гул голосов, выкрики крупье,
снующие взад и вперед люди и шарик, который, брошенный с высоты, прыгал
теперь как одержимый в своей круглой, полированной клетке, - весь этот
пестрый, мелькающий поток впечатлений показался мне вдруг мертвым и
застывшим по сравнению с этими руками, дрожащими, задыхающимися,
выжидающими, вздрагивающими, удивительными руками, на которые я смотрела как
зачарованная.

Tags: Монако, книжная полка
Subscribe

  • Курица в соусе Терияки.

    Воскресенье без «бубнежа» — недовоскресенье. Спонсор сегодняшнего — еще одно канарское пиво, уже четвертое по счету, с…

  • Двухслойный тартифлет с сыром Реблошон.

    Так нам понравился предыдущий тартифлет, что было принято решение найти тот самый роблашон, и тот самый правильный рецепт. Мы справились с обеими…

  • Пирожки с ливером.

    Печеные пирожки — это любимое лакомство моего супруга, поэтому, готовя их уже много лет, рецепт теста всегда один и тот же, меняется начинка,…

promo joe_alex september 20, 2020 12:54 206
Buy for 10 tokens
Нет, это не шутка. И не сегодняшний спонсор бубнежа виноват. Это парадокс Испанского законодательства. Если вашу собственность незаконно заняли, выставить за дверь таких "гостей" вы не можете. Если "окупасы" (так называют незаконных жильцов в Испании) были пойманы в момент…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Курица в соусе Терияки.

    Воскресенье без «бубнежа» — недовоскресенье. Спонсор сегодняшнего — еще одно канарское пиво, уже четвертое по счету, с…

  • Двухслойный тартифлет с сыром Реблошон.

    Так нам понравился предыдущий тартифлет, что было принято решение найти тот самый роблашон, и тот самый правильный рецепт. Мы справились с обеими…

  • Пирожки с ливером.

    Печеные пирожки — это любимое лакомство моего супруга, поэтому, готовя их уже много лет, рецепт теста всегда один и тот же, меняется начинка,…